Домашние роды в роддоме: интервью с врачом акушером-гинекологом
24 Апреля

Домашние роды в роддоме: интервью с врачом акушером-гинекологом

Естественные роды становятся мейнстримом. Беременные девушки делятся контактами доул, отказываются от УЗИ, а в кулуарах обсуждают стоит ли вообще ехать в клинику или можно дома. Надо ли делать осктитоцин и эпидуральную анестезию? Как рожать: в воду, лежа или вертикально? И что нового говорит знаменитый Мишель Оден на эту тему — мы узнали у врача акушера-гинеколога, заведующей родильным отделением роддома ГКБ №68, кандидата медицинских наук, Крижановской Анны Николаевны.

Анна, вы только что вернулись из Амстердама, где встречались с человеком-легендой Мишелем Оденом. Что нового он рассказал?

Все то, что написано в его книгах. Что лучшая «помощь» для женщины — это тишина, спокойствие и ограждение будущей мамы от отвлекающих факторов. Мы больше разговаривали о родовспоможении в Голландии. А еще про домашние роды, которые там легализованы и считаются безопасными.

И все же, какие-нибудь подробности, которые запомнились?

Про ведение окситоцина: когда это происходит в качестве профилактики кровотечения — можно говорить о таком способе, лишь как о базовая мере, позволившей снизить материнскую смертность, но которая демонстрирует полное непонимание физиологии родов. Научиться вводить окситоцин — очень легко. А вот создать женщине условия, которые позволят ей самой выдать пик окситоцина — на это требуются годы. Женщина должна быть способна выдать этот пик окситоцина, чтобы быть способной самой родить ребенка и плаценту.

Самое большое количество окситоцина, который может выделиться за всю жизнь женщины, выделяется в первые три минуты после родов, когда ей тепло, уютно, она чувствует себя в безопасности, в помещении полумрак, на груди лежит новорожденный малыш, они изучают друг друга… Никто не дергает вопросами типа: «Прививать будете?»! Никто не фотографирует и не снимает видео, не докучает посторонней речью.

Про роды в воде: хотя Оден практиковал модные сейчас роды в ванной или в родовом бассейне, со временем он пришел к выводу, что вода может замедлять течение родов. И иногда стоит женщине с долгими схватками выйти из ванны — ребенок рождается сразу.

Про вред УЗИ во время беременности: споров много, а серьезных исследований нет. Только одно австралийское исследование, включавшее 5 000 младенцев. Первой группе беременных делали УЗИ-диагностику — шесть раз, второй — один. У первых малыши имели вес при рождении на 20 грамм ниже, чем те, которых исследовали один раз. К шести годам разницы в весе уже не отмечалось.

Про преждевременные роды: Надо рассматривать преждевременные роды, как сигнал ребенка: значит ему надо родиться именно сейчас. Недоношенными родились Галилей и Паскаль, например, и многие великие и умные люди. Возможно, потому что они получали очень активную тактильную стимуляцию, в то время как сверстники пребывали еще в утробе. Но тут идет речь о выхаживании по методу «кенгуру», а не в кювезе. Мы сейчас это практикуем у нас в 68 роддоме.

Чем ведение беременности и роды там отличаются от родов у нас?

В Голландии если нет противопоказаний и беременность проходит без осложнений, роды проводит акушерка. У них есть для этого специальное образование и право: получив диплом, она может вести независимую деятельность или собственный бизнес, работать при родильном центре или в государственном госпитале.

Исключены со стороны персонала все слова, которые программируют на то, что роды — процесс требующий вмешательств. Там акушерки всегда настраивают на том, что беременность — это не болезнь. Есть возможность хорошо питаться — витамины не назначают. УЗИ проводят всего один раз и только по показаниям. Из анализов: кровь и моча — сдаются не так часто, как у нас. То есть вокруг беременной женщины все окутано радостью, положительным общением, никто никого не запугивает и не вводит в стресс.

Если роды прошли хорошо, и нет осложнений, то через 3-4 часа женщину отпускают домой. Конечно, женщине не легко пойти домой, она уставшая, может что-то болеть, но спать можно и лучше дома. Если вы встали на учет до 22-й недели, вам полагается послеродовая доула, оплачиваемая государством, которая приходит и помогает по два-три часа в течении первых восьми дней после выписки.

Как программы естественных родов прижились у нас? Сразу ли появился к ним интерес и потребность?

Все началось с Вученович Юлии Дмитриевны, когда она возглавила 68 роддом. Тогда он был простым медицинским учреждением старого типа, где не было отдельных родовых боксов. Года три назад Центр Традиционного Акушерства стал внедрять программу «Мягкие роды» или «Домашние роды в роддоме». Сначала было очень тяжело и непонятно. Было очень сложно переломить советское родовспоможение. Но Юлии Дмитриевне это удалось! Теперь у всего коллектива единое акушерское мировоззрение, что позволило получить статус роддома доброжелательного к ребёнку и выйти на лидирующие места в Москве по количеству родов и низкому проценту кесарево сечений.

А как было раньше?

Раньше никто не заморачивался: любое сопутствующее соматическое заболевание-кесарево сечение, рубец на матке—кесарево сечение, многоплодная беременность — кесарево сечение, тазовое предлежание плода— кесарево сечение! В родах, например,через шесть часов после излития вод, при отсутствии родовой деятельности ставили окситоцин. В 40 недель плюс несколько дней беременность считалась переношенной, и пациентку начинали готовить к родам. И так далее.

В «мягких родах» по-другому, да? В вашем роддоме сразу приняли эту программу?

Сначала было необычно. Представьте, вдруг с роженицами стали приезжать акушерки, которые могли сидеть сутками и ждать развития родовой деятельности. А еще не понятно, как было реагировать на то, что вместо эпидуральной анестезии сажали в ванную, а не делали укол. Потом оказалось, что женщины гораздо лучше рожают в темноте, тишине и тепле, а не при включённом свете и когда в палате стоит вся бригада врачей, все акушерки и анестезиологи. Оказалось, что можно петь в родах, чтобы схватки были мене болезненными. Ну и так далее.

И когда вы поняли, что тут на самом деле происходит?

Когда стали с ними работать, со временем, заметили, что осложнений после родов гораздо меньше. И меньше кесарево сечений.

А у тех девушек, которые рожали по новой программе — что самое сложное было для понимания?

Главное — это терпение. Надо понимать, что придется подождать. Возможно даже несколько суток. Но это и врачи должны понимать. Что не надо вмешиваться и форсировать такой естественный процесс.

«Вертикальные роды» тоже относятся к этой программе? Ведь это более естественное положение, значит так лучше рожать?

В конце 19 века в России появилась «Рахмановка» или Рахмановская кровать (по фамилии врача акушера-гинеколога А.Г.Рахманова). Это кровать на высоких ножках с сиденьем, спинкой, двумя подлокотниками, подножниками, рукоятками для рук и лотком для плода. До начала родов женщина могла лежать на ней как на обычной кровати, а в момент схваток ножная часть убиралась под туловище, чтобы открыть доступ к детородным органам, спинка приподнималась для удобства роженицы. На ней удобно рожать для врача и сразу оказывать пособия: по отделению плаценты, по зашиванию и так далее.

Вертикальные роды к нам официально привезли из Швеции. Но их очень долго не принимали. Проводили такие роды в 4-м роддоме Москвы. Да и то, они не совсем были вертикальные: женщина сидела на корточках. Потом уже стали экспериментировать. И когда женщина начала свободно вести себя в родах и выбирать позу, появились другие интерпретации вертикальных родов.

Самое главное, что надо понять и запомнить о естественных родах?

Хочу закончить, снова ссылаясь на Мишеля Одена. Мы почти во всем достигли предела доминирования над природой. Процент женщин, которые рожают детей и плаценту на своем собственном коктейле любви — стремится к нулю. Мы можем повернуть это движение вспять, если глубже поймем законы природы. Начнем защищать женщину в родах от внешних воздействий, а не вести роды…

Другие материалы рубрики
Отключить
автозагрузку
×