Людмила Петрановская: ответьте честно на вопрос ─ чего вы лично хотите?
6 Марта

Людмила Петрановская: ответьте честно на вопрос ─ чего вы лично хотите?

В жизни молодой мамы бывают периоды эмоционального выгорания. Ощущение того, что ты не принадлежишь себе, потеря социальных контактов, бессонные ночи. Как восстановиться? Как вернуть себе себя, отстоять свои интересы, личное время и пространство, чтобы тебя не нарекли плохой женой и мамой? Кто поможет: бабушка и подруги или объединения по интересам, психолог и книги? «Хотите что-то делать по-новому ─ не идите за советом к тому, кто делает это по-старому», ─ уверена психолог, педагог и публицист, автор многих книг, посвященных детской психологии Людмила Петрановская, которая предлогает новые современные пути решения этого вопроса.

Есть ли какой-то универсальный совет мамам, которые на этапе выгорания и бессилия, и что это вообще такое? Что делать, чтобы начать что-то хотеть и менять?

Среди учителей, психологов и врачей есть такое понятие, как эмоциональное выгорание. В России нет, а вот в Европе есть специальные службы помощи специалистам таких профессий. Но мне вот хотелось бы донести, что кроме профессионалов, синдрому эмоционального выгорания подвержены и родители. Такому синдрому подвержен любой человек, от которого зависит кто-то более слабый. Потому что тут надо отдавать, отдавать, отдавать, откладывая на потом свои какие-то потребности. Общество должно понять: мамы, родители, подвержены синдрому эмоционального выгорания. Что это не их блажь, не их распущенность, не их капризы. Что это состояние достаточно тяжелое, с серьезными рисками.

Есть такое мнение: все, что про настроение и состояние — это понятие эфимерное, блажь. Если тебе плохо — ну измени свое отношение к этому. Возьми себя в руки. Перестань страдать. Но надо понять, что если вы, например, возьмете лопату и будете копать пять часов подряд — у вас будут кровавые мозоли на руках. Если вы со своей нервной системой работаете на износ, то у вас будут «кровавые мозоли» на нервной системе. Это не фантазия. Это суровый материализм. Эмоциональное выгорание требует лечения и помощи. Поэтому, первое: важно знать признаки эмоционального выгорания.

Второе: сон. Хобби и развлечения могут быть разные, но если вы не спите достаточно, то все бесполезно. Сон — природный восстановитель нервной системы. Если мы не спим — начинается нервное истощение. Поэтому первый даже совет — организация сна.

Сколько надо спать, чтобы восстанавливаться?

Некоторым хватает минимума — 7-8часов, кому-то надо больше. У нас ко сну такое отношение: мы все дела сделаем, а сколько останется поспать — поспим. А надо наоборот. Для этого в голове надо перевернуть понятие о сне: надо спать 8 часов в сутки, а сколько останется — делать дела. И даже если причина бессонниц — плачущий маленький ребенок — надо думать о помощниках. На этот ресурс не должно быть жалко никаких денег.

Какие еще признаки эмоционального выгорания есть?

Когда человек пребывает в этом состоянии он не способен ни на какие новые стратегии. Психика включает «режим экономии» и ты можешь только как лошадка ходить по известной заданной дорожке и не предпринимать ничего нового.

Поэтому заботиться о том, чего ты будешь хотеть, когда тебе будет плохо — надо до того, как это случится, заранее. Потому что, когда вы будете выгоревшим, вы не будете способны о себе позаботиться. Составьте список людей, к кому вы обратитесь за помощью: мама, свекровь, подруга, соседка — кто придет и поможет. А когда человек уже окрепнет, можно начинать думать, а чего я хочу.

Могут ли социальные сети, удаленное общение и он-лайн обучение восстановить утраченные контакты с внешним миром? Или это искусственные заменители, которые все равно не спасут от эмоционального выгорания и чувства запертости.

Прежде всего, очень важно разделять «надо» и «хочу», которые часто маскируются друг под друга. Когда женщина пытается делать что-то, кроме детей, вроде как для себя, на самом деле не ее желание, а замаскированные «надо»: надо заниматься спортом, надо заниматься с репетитором, надо что-то там еще…

Важно спросить себя: «А правда ли я хочу?!». Или это опять «выпрыгивание из штанов», чтобы соответствовать требованиям социума. Восстанавливает только то, что «я хочу». И это «хочу» у всех разное ─ кого-то вштыривает спортзал, кого-то чтение книги, а может вам стало хорошо, оттого чтобы просто посидели на солнышке пожмурились и позволили себе полчаса ничего не делать, только сидеть и смотреть на весеннее небо с пустой головой. И пусть это не то, про что можно написать в инстаграме: «у меня хобби тупить, глядя в окно». Но если вас восстанавливает ─ значит это и есть, что вам подходит и принесет пользу.

То есть надо ориентироваться на свои собственные ощущения после пробежки, чтения или «лежания на диване»?

Да, восстанавливает то, после чего вам хорошо, и наоборот.

А как совместить знания о теории привязанности, которые мы знаем благодаря вашим работам и книгам, и лайфхаки и советы из новой книги? Ведь когда ребенок совсем маленький, до года, «время для себя» ─ наверное, противоречит постулатам той теории?

Этот период быстро проходит. Хотя, кажется, что так теперь будет вечно. Да, есть время, когда ты нужен ребенку в очень большой степени. Но ближе к году ребенок начинает наращивать автономию и самостоятельность. И ты можешь постепенно начинать отползать.

Что еще важно: у ребенка должен быть, по возможности, не один взрослый. Если у вас есть папа, мама, бабушка, дедушка, няня ─ жизнь легче и у вас, и у ребенка. Если такой возможности не предвидится ─ надо подумать еще на стадии беременности, где взять этих взрослых. Это могут быть даже подруги, которые понимают вашу нагрузку.

Что касается теории привязанности: она ведь не говорит, что дети должны каждую секунду своей жизни получать все, чего они хотят. Жизнь всегда была тяжелая. Привязанность матери и ребенка существовала всегда. Но женщины всегда работали, она не могли заниматься только детьми. И дети на это рассчитаны, и ничего страшного в этом нет. Теория привязанности о том, что нельзя оставлять ребенка без привязанности, без родителей, без заботы. А не о том, что ребенок никогда не должен расстроиться и погрустить.

Я часто слышу, как искажают понятие привязанности, и что если ты один раз вечером сходила в кино, то ты нарушила привязанность, все испорченно, а у ребенка травма на всю жизнь. Но это не так. Теория привязанности, это о том, как растили детей питекантропы и неандертальцы. И я думаю, мы с вами не хуже их справимся.

Есть женщины, которые не верят в свои силы. Какие первые шаги можно сделать, чтобы поверить в то, что ты тоже можешь быть счастливой мамой и совмещать материнство со своими интересами.

Это все опять на тему игр в «Да, но…». И, как правило, за этим стоит страх, что если ты что-то сделала/не сделала, то за это придется расплачиваться. Это опять стереотипы общества, направленные против женской самости, которые навязывают мнение ─ ты должна быть средством, ты должна посвятить себя другим, иначе ты не будешь ценной. Многим девочкам внушают это с детства: «Ну и будешь сидеть со своим «я» одна».

Можно поработать с психологом на тему этого убеждения и страха. Жизнь, кстати, совсем не подтверждает того, что если ты не будешь средством ─ будешь одинока. Это только кажется, что жить с такой женщиной-средством удобно. На самом деле нет: это всегда связано с ее агрессией ─ сначала она средство, средство, средство, а потом вдруг ей хочется всех убить. Это частые скандалы дома. А если эта агрессия не выходит вовне, то она переходит на себя. Все это переходит в болезни. Это как раз пример завала. Это надо знать и читать. А мы, к сожалению, в общем информационном потоке этого не слышим.

Поэтому важно к кому обращаться за советом, верно? Ведь подруга ли мама ─ не всегда могут дать правильную подсказку, а может еще и усугубить все?

Если вы хотите что-то делать по новому ─ совершенно точно не надо идти к тому, кто делает это по-старому. Поэтому важно, чтобы были такие объединения, как SelfMama, где женщины могли бы поддерживать друг друга. Потому что каждому на новом пути тяжело чувствовать, что «все идут в ногу, один я не в ногу», все нормальные, а одна я чокнутая и неизвестно чего хочу.

Это может быть и просто общение, обмен опытом и советами, может быть обучение. В любом случае, находясь среди единомышленников, становится легче. Появляется помощь и появляется уверенность. Рождаются новые идеи.

Какие, например?

Отличная идея ─ материнские коворгинги. Очень простая и массовая. В нашей ситуации, когда тяжело сделать детский сад, когда надо сделать кучу разрешений ─ возможность организовать пространство, где мама может работать, а рядом, в соседней комнате, с ее ребенком кто-то занимается ─ великолепная. Простая, финансово не затратная, и подходящая современным мамам история. Ничего такого сложного в этом нет. Это очень полезно для всех мам больших городов.

Коворкинг Дом гнома

Таких простых идей есть много, важно чтобы они начали восприниматься как ценность. Есть спрос ─ будет предложение. Если молодые женщины будут считать, что в приличном офисе должна быт комната, где ты можешь покормить ребенка и сменить ему подгузник, то я вас уверяю ─ через какое-то время для всех работодателей это будет норма.

Что делать с чувством вины? Это вопрос от мам, которые хотят на работу и иногда, возвращаясь с поздно, не успевают уложить своих детей спать.

Я бы не ставила задачу избавиться от чувства вины. Что такое ─ родительское чувство вины? Это эволюционное приспособление. Быть средством ─ крайность. Но ведь есть и другая крайность: «Дети? Какие дети? У меня интересная бурная жизнь, дети обойдутся». Для этого есть чувство вины – оно не позволяет нам далеко отдаляться от ребенка, не позволяет забывать о его потребностях, реагировать, если мы видим, что ребенок заболел.

Это как боль: она не приятна, но функциональна. Есть люди, которые не чувствительны к боли. Они обычно не очень долго живут, потому что получают большое количество травм, не берегут себя.

Другой вопрос, что часто вина начинает быть чрезмерной и избыточной. Когда мы слишком высоко ставим точно нормы, например, чтобы ребенок никогда в жизни не расстроился, потому что если он расстроится, то я плохая мать. Тогда вина будет бессмысленна, она будет вас пожирать. Если вы чувствуете вину, что ваш ребенок неделями вас не видит, то, наверное, это основание, чтобы что-то в своем распорядке изменить.

Задайте себе вопрос: «Какое рациональное зерно в моем чувстве вины? Что, исходя из этого, я должна изменить в жизни или в отношениях с ребенком». А если все рациональные зерна закончились, все остальное это лишнее. Это могут быть внушенные моменты, которые нам вдалбливают с детства: «у тебя ничего не получится», «ты во всем виновата» ─ с этим надо работать, от этого надо избавляться.

Это чувство вины часто подкрепляется бабушками, которые воспитывали детей не как мы, мужем, который против няни. Что, например, ответить мужу и бабушке, чтобы не нагрубить, но и отстоять свои интересы?

Ответ мужу тут может быть только один: «Дорогой, я полностью с тобой согласна! С папой ему будет гораздо лучше, чем с няней». Все это наши стандарты. Ситуация из моей практики: семья взяла на воспитание ребенка с тяжелым заболеванием. Отношения складываются сложно, и уход за ним очень сложный. И у мамы опускаются руки, она даже подумывает вернуть ребенка в социальное учреждение. Папа говорит: ни в коем случае, раз мы взяли, мы должны. А окружение говорит: надо же! Какой чудесный папа, какой благородный и ответственный. Но, на минуточку, все эти процедуры, сложные и малоприятные, которые надо делать с этим ребенком ─ делает, конечно, мама. А папа на работе. Понимаете, о чем я?

А если папа откажется?

Это уже вопрос отношений. Кто и кому в семье, что может сказать или запретить. В любом обсуждении есть такие моменты, когда нужно прекратить обсуждение по существу и начать обсуждение поведения. Тут надо обсудить: почему в семье кто-то кому-то может вообще сказать, что ему делать. Это хвост гендерного неравенства, когда есть представление о том, что мужчина должен говорить жене: куда ей идти, что ей делать и как вообще жить. Это общий ребенок и в этом смысле их обязанности одинаковые.

Чтобы уж не впасть в крайность, скажите нам, пожалуйста, какие минимальные обязанности должны быть у мамы. А то сейчас мы впечатлимся и заляжем на диван с книжкой. Дело номер раз: кормить. Что еще?

Кормить, поить, лечить – это понятно и очевидно. Главное – быть в контакте со своим ребенком. Замечать, если ребенку не хорошо, замечать, если ребенок не справляется с ситуацией. Если ребенку скучно или грустно – это не повод бросать все свои дела и стараться его развеселить каждый раз. Но, если вы видите, что ребенок часто не справляется с ситуацией, ему как-то слишком не хорошо, то нужно прореагировать.

Надо разговаривать. Держать открытым канал связи, чтобы он мог сказать, что ему вас не хватает, а вы могли поделиться эмоциями и объяснить причины, сказать, что тоже скучаете.

Если у вас сложный период на работе, вы часто отсутствуете дома, то надо обязательно, чтобы после этого периода вы нашли время для ребенка. И говорить ребенку о том, что вас сейчас рядом нет, не потому что он вам не нужен и не интересен, а потому что это взрослая жизнь и есть такие вот периоды.

И все же, что лучше: быть хорошей мамой, хорошим профессионалом или хорошей хозяйкой?

Что лично для вас лучше, то и лучше. Мы сами выбираем: что нам делать и кем быть. Мы тратим свое время так, как захотим. Ответьте себе на вопрос: «Чего я лично хочу». Это и будет лучше. Действительно ли для вас важен идеальный порядок дома? Или вы можете оставить гору грязной посуды и пойти заняться тем, что хочется, например, почитать ребенку сказку.

Другие материалы рубрики
Отключить
автозагрузку
×