Уложите маму спать: к чему приводит беспокойный детский сон
6 Декабря 2015

Уложите маму спать: к чему приводит беспокойный детский сон

В качестве вступления к замечательному и очень полезному для всех мам тексту от нашей читательницы Надежды Трубачевой, мы хотим еще раз напомнить о том, что рады всем вашим письмам и темам, которые вы в них поднимаете. Лучшие и самые интересные мы с радостью опубликуем.

Когда я родила своего первого ребенка, то сделала для себя одно очень неприятное открытие. Оказалось, что материнство – это не только любовь и радость, но еще и работа, причем круглосуточная. К тому времени про бессонные ночи я знала почти все – из журналов и интернета. Но между «знать» и «испытать» – огромная пропасть.

Ребенок у меня родился беспокойный, очень плохо спал, часто и громко плакал. Поэтому, набегавшись с ним днем, я мечтала упасть в кровать и, наконец, отдохнуть. Но ночь превращалась в тот же день. И это было нечеловечески тяжело.

Плюс к этому, у меня изначально было одно отягчающее обстоятельство. Незадолго до родов мы с мужем переехали из своего города в чужой. Муж работал с утра до ночи. И хотя мама и свекровь изредка приезжали мне помогать, мне было жутко одиноко.

Еще момент: я кормила грудью. Сын ел и засыпал. При попытке переложить его в кроватку, он просыпался и плакал. Пустышка не помогала. Так я начала спать с ребенком в одной постели. И если ночью я хотела сменить положение – он просыпался. Лежать в одной позе было просто невыносимо. Меня раздирало изнутри нервное напряжение. Я стала плохо и долго засыпать. В итоге, даже когда ребенок спал, я мучилась бессонницей до следующего кормления. Снотворные пить я опасалась. Переводить ребенка на смеси я боялась еще сильнее. Сцедить молоко и кормить ребенка из бутылочки в его кроватке я не догадалась. И я начала ненавидеть ночи.

А что же я делала днем? А днем я не спала. Дневной сон я не любила никогда. После него мне было плохо, я вставала разбитая. Поэтому в свободное время я готовила, читала, сидела в интернете. И даже когда с ребенком кто-то гулял, я не отдыхала, а тоже шла гулять – по магазинам, по улицам. Просто так, безо всякой нужды.

И вот, когда моему сыну было около 6 месяцев, у меня в голове вдруг, из ниоткуда, появился огромный, ужасный, всепоглощающий страх смерти! Это чувство трудно описать словами. Я боялась и своей смерти, и смерти своего ребенка. Это был ужас, это была паника, это был кошмар наяву в режиме 24/7! Каждую секунду я ждала какого-то несчастного случая со мной или близкими! Я не могла смотреть фильмы – там обязательно кто-то болел или умирал. Я не могла спокойно гулять на улице – я встречала там стариков и представляла, как они себя чувствуют на пороге смерти. Я приходила к мужу на работу и плакала, что зачем жить, если мы все умрем.. Страх овладел мной полностью и я не знала, как себе помочь. Это было ужасное время. Какая там, к черту, радость материнства, когда ты стоишь буквально на краю могилы! Или, вернее, ощущаешь это!

Спустя несколько лет муж признался, что думал о разводе в тот период. И я даже не обиделась на него за это. Потому что невозможно понять человека в том, чего не испытал сам. Тогда же он, как мог, поддерживал и меня и наш брак. Но помогать себе мне пришлось самостоятельно.

Из пучин страха на поверхность меня вытянули антидепрессанты, которые я пила около года. Но даже спустя 6 лет я расхлебываю последствия. И едва заметная тревога все еще постоянный мой спутник.

Зато сегодня я знаю, как сработал тогда механизм запуска страха. Катализатором для меня послужил стресс от переезда, отсутствие поддержки и общения с близкими людьми. А причина психического расстройства была одна – недостаток сна.

В давние и не очень времена бессонницей пытали людей. А позже ученые проводили эксперименты по лишению человека сна. Так вот, примерно, на 4-5 день у подопытного уже начинались галлюцинации. Нехватка сна сопровождалась различными биохимическими и психофизиологическими сдвигами.

На нехватку отдыха перенапряжением реагирует и тело. Мышцы привыкают быть в тонусе. И это порождает замкнутый круг. Напряженные мышцы посылают в мозг сигнал о грозящей опасности. Ведь в природе именно в ответ на опасность напрягаются мышцы у животных: олень увидел тигра – его мышцы напряглись – он смог быстро убежать. И когда наш мозг получает сигнал от мышц постоянно, он принимает несуществующую опасность за реальную. И возникает, например, страх, паника или тревога.

Позже я, кстати, опросила своих приятельниц-мам на тему послеродовых психических расстройств. Так вот, я со своим страхом оказалась не одинока. Одна знакомая призналась, что в период декретного отпуска всерьез боялась нападения инопланетян. И смешно, и грустно одновременно.

Более того, даже если организм у мамы молодой и крепкий, и она, как ей кажется, нормально переносит бессонные ночи, нет гарантии, что через несколько лет организм не отомстит ей за это.

Какие же выводы сделала для себя из той истории я? Во-первых, теперь мой сон – это святое! Сейчас я четко ощущаю взаимосвязь своего настроения и сна. Если днем я колючая, раздраженная, то начинаю думать – отчего это со мной? А, вспоминаю, я же сегодня недоспала час или два. Со своим вторым ребенком-дочкой, я заставляю себя спать днем. На выходных я прошу мужа вставать к дочери ночью. Если у нас гостит моя мама, она автоматически становится «ночной дежурной по внучке» и я сладко отсыпаюсь столько, сколько хочу. И вот еще важное – я больше не сплю в одной кровати с ребенком. Дочка вообще спит одна в отдельной комнате. И к кормлению из бутылочки я отношусь уже гораздо лояльнее.

Во-вторых, процедуры по расслаблению тела плюс йога для меня теперь стали обязательными. Что-то из списка должно быть сделано каждый день, несмотря ни на что. Йога отлично снимает напряжение мышц, дает энергию. За месяц занятий у меня ушли тянущие боли из поясницы, которые врачи называли остеохондрозом. Я хожу на ручной и подводный массаж, посещаю сауну или кедровую бочку, иногда добавляю бассейн.

В-третьих (хотя на самом деле это был мой первый шаг) я проконсультировалась с хорошим психологом. Правда, нашла я его не с первой попытки, но это совсем другая история. Отмечу лишь, что компетентный психолог всегда работает на результат, а не вытягивает из клиента деньги годами за еженедельный плач в жилетку. Так вот психолог, кроме всего прочего, разъяснил мне еще одну подоплеку страха. В любом страхе всегда есть выгода. Например, я боюсь за своего ребенка. Это означает, что я хочу (жутко такие вещи писать, но это правда), чтобы он исчез. Потому что мне очень тяжело с ним. Так думает одна часть меня. А вторая часть пугается таких пожеланий в адрес любимого ребенка и включает страх. Если же я боюсь своей смерти, значит я бессознательно хочу умереть, так как жить мне невероятно трудно. И самый эффективный способ решения этой проблемы – нанять для мамы помощников: няню, домработницу и т.д. А мама в свободное время должна отдыхать или развлекаться!

Вот и вся моя история. Хорошо, если она окажется кому-то полезной. А всем молодым мамам я хочу пожелать, прежде всего, крепкого и сладкого сна!

Другие материалы рубрики
Отключить
автозагрузку
×