Вторая родина – Ливан
2 Май

Вторая родина – Ливан

История далеко не Золушки, а успешной молодой москвички, бросившей все во имя любви к своему будущему мужу не была бы такой любопытной, если бы ей не пришлось переехать к любимому... в Ливан. О том как адаптироваться к новой жизни на востоке и стать счастливой в дали от родины читайте в нашем интервью с Юлей @mount_of_tabbouleh.

Где Вы жили, учились и работали до переезда в Ливан?

Я родилась и выросла в Москве, там же окончила университет по специальности «Востоковедение». После получения диплома 2 года проучилась в аспирантуре, но затем ушла в бизнес и благополучно забыла о том, что изучала. Как показало время, зря.

Как Вы впервые попали в эту страну?

В Ливан я попала совершенно случайно в 2015 году. Здесь, в международной организации помощи сирийским беженцам, работала моя кузина, а я была в отпуске в Стамбуле. Мне хотелось продлить свой отдых, и самым ближним направлением был Бейрут. Спустя некоторое время я вернулась туда снова. В более романтичной постановке вопроса я люблю повторять, что в Ливан меня привела судьба (смеется).

Как Вы познакомились с будущим мужем?

С мужем мы познакомились за 10 лет до реальной встречи. Я была студенткой 1-го курса, влюбленной в арабский мир. Мне хотелось общаться с представителями изучаемого мной региона, по этой причине я и нашла Майка в сети.

Неужели за все время вашей переписки ничего не «екнуло» и не захотелось встретиться?

Мы исключительно дружили, никаких намеков на чувства не было. Более того, мы в голос смеялись над теми, кто знакомился в интернете и строил любовь на расстоянии. Каждый из нас жил своей жизнью: я знала все о его романах, а он о моих мыслях и чувствах. Лучшие друзья, не иначе.

Как быстро развивались ваши отношения после первой встречи?

Мне хватило 5 минут, чтобы понять – это любовь с первого (реального) взгляда. Я не преувеличиваю, когда он встречал меня в аэропорту, то мои колени подгибались, а голос предательски дрожал. Позже выяснилось, что он испытывал то же самое. Мне никогда еще не было так гармонично и уютно с другим человеком. Годы знакомства сделали свое дело – между нами не было никакого стеснения. Мы смеялись и болтали всю ночь напролет, сидя на лавочке древнего города Библос под сенью замка крестоносцев. Спустя полгода после встречи, 14 февраля 2016 года, Майк сделал мне предложение на вершине горы, на статуе Девы Марии Ливанской.

Вы сразу знали, что, ради того, чтобы быть вместе, Вам придётся переехать в Ливан? Вас не смущала такая перспектива?

Я придерживалась мнения, что женщина должна следовать за мужчиной, поэтому морально готовила себя к переезду. На тот момент я была уже неплохо знакома со страной и совершенно очарована родителями будущего мужа. Мне помог и тот факт, что я, ввиду специальности, разбиралась в восточных традициях и менталитете, так что мысль о жизни в арабской стране не казалась мне чем-то сверхъестественным. Несмотря на это, мне было тяжело уезжать из родного города, где оставались дорогие сердцу люди и любимая перспективная работа.

Муж не думает о возможности жизни в другом месте?

Часть семьи моего мужа проживает в Швеции, поэтому мы рассматриваем эту страну в качестве потенциальной альтернативы. Из-за ситуации с сирийскими беженцами и с недавними террористическими атаками в Стокгольме, ливанцам на данный момент практически невозможно получить визу или разрешение на пребывание в стране. Сейчас мы живем в Ливане, а дальше будем действовать по обстоятельствам.

Вы уже год не были дома?

Последний раз я была дома в октябре, то есть полгода назад. Кажется, что с той поездки прошла вечность. Я планирую очередной визит в Москву в июне этого года.

Как прошло Ваше первое знакомство с будущей свекровью? Как Вас приняли?

У Майка потрясающая семья! Когда я впервые встретилась с ними, свекровь находилась в Швеции. Зато со свекром мы нашли общий язык с первой минуты. Он точно такой же, как мой муж – спокойный, воспитанный, веселый и работящий. Со свекровью я познакомилась позже, когда мы с моей мамой приехали погостить в Ливан вместе. Именно в ту поездку я и получила предложение руки и сердца от Майка. В отличие от свекра, свекровь человек более закрытый и менее эмоциональный. Но она потрясающая женщина, готовая на все ради счастья своих детей. Она спокойно отнеслась к тому, что я иностранка. Более того, она сказала, что видит во мне хорошую девушку, любящую ее сына. Для нее это было самым главным.

Было что-то странное для Вас, может быть какие-то необычные традиции в семье?

Странных традиций в семье я не нахожу по сей день. Все в духе ливанцев: много вкусной еды, теплые разговоры за столом и широкое гостеприимство.

Как давно семья мужа переехала в Ливан из Армении?

Семья моего мужа – ливанские армяне, со стороны свекрови есть и ливанская кровь. Их предки бежали на территорию Ливана во времена армянского геноцида 1915 года. Армяне составляют 4% населения страны и пользуются глубоким уважением местных. По сути, современные армяне считаются ливанцами, так как они и их родители были рождены здесь. Но они глубоко связаны со своей исторической родиной, говорят между собой исключительно на армянском языке и часто отдают детей именно в армянские школы.

Вы писали, что муж практически не путешествовал, те на своей исторической родине он тоже не был? Не собираетесь туда?

Ливанцы редко путешествуют. Билеты в другие страны стоят дорого, визу получить непросто, а море и живописные горы доступны внутри страны. В Армении Майк еще не был, но мы обязательно запланируем поездку на его историческую родину. В 27 лет он сможет получить армянский паспорт, и тогда поездки в Армению и Россию станут еще более комфортными.

Чем занимается Ваш муж?

По образованию мой муж инженер, у них со свекром свой гараж по починке автомобилей. Свекор специализируется по механике, а муж – по современным авто с электроникой. Это довольно распространенный вид бизнеса в Ливане среди армян, наравне с ювелирным делом.

Как Вам живётся в Бейруте с бытовой точки зрения? Раньше этот город был сердцем цивилизации на востоке, но после войны там много изменилось.

Мы живем в достаточно престижном христианском районе в горах, недалеко от Бейрута. Условия проживания комфортные для Ближнего Востока в целом. Есть, однако, и типичные «проблемные» области: электричество нестабильно и часто отключается, интернет крайне медленный, иногда не хватает горячей воды. Это решаемо и поправимо, но к таким моментам нужно привыкнуть. Самым сложным испытанием для меня стала зима в каменных стенах неотапливаемой батареями спальне. Обычно ливанцам, привыкшим к таким условиям, достаточно газовых обогревателей. Но мне приходилось надевать по три свитера, чтобы не замерзнуть и не заболеть. После обсуждений, мы пришли к выводу, что к следующей зиме муж установит дорогостоящие, но жизненно необходимые батареи с циркуляцией горячей воды по ним.

Сейчас в городе безопасно или все же чувствуются отголоски напряженной ситуации на востоке?

Бейрут, да и Ливан в целом, активно восстанавливается после всех пережитых войн. На каждом шагу, однако, чувствуется эхо прошлого в виде полуразрушенных домов с дырами от пуль. Это страшно и грустно. Ливанцы большие молодцы, они стараются двигаться вперед, не возвращаясь без конца в свое непростое прошлое. В Бейруте и во многих других городах все спокойно, жизнь идет свои чередом. Напряженность существует только на границах, но ее жестко сдерживает ливанская армия. Иногда у нас случаются забастовки или волнения среди беженцев, но они преимущественно проходят в южной части страны (мы живем севернее Бейрута).

Моя подруга, жившая много лет в Бейруте, рассказывала, что там практически не выходят гулять на улицы с детьми, нет детских площадок – это так?

Ливанцы действительно не любят гулять, что совершенно поразительно для европейского человека. Лучшее времяпрепровождение ливанца – поход в ресторан с кальяном «на десерт». С детьми также гуляют достаточно редко, в основном женщины-мусульманки с большим количеством малышей. Парков в Ливане мало, и в них часто встречается не самый чистоплотный контингент. Люди прогуливаются, где придется и где позволяет ландшафт, ведь страна по большей части состоит из горных подъемов.

Что для Вас оказалось самым тяжёлым в переезде в эту страну? Хватает ли Вам общения, появились ли друзья?

Самым тяжелым в Ливане по сей день для меня является отсутствие работы, и дело даже не в финансовой составляющей. Работая в крупной международной компании последние несколько лет до переезда, я привыкла к коллективу, офисной обстановке и мультизадачности. В Ливане официально устроиться на работу без паспорта невозможно, для большинства вакансий также нужен ливанский разговорный диалект. Изначально мне было морально непросто смириться с этими фактами. Затем, я начала работать над собственным блогом в Инстаграм, посвященном Ливану и жизни в нем. За время пребывания здесь я полюбила свою новую родину, и теперь с удовольствием делюсь этим чувством со всем миром. На будущее у меня имеются планы по развитию отдельного блога для привлечения туристов.

Если Вы соберётесь рожать, Вы останетесь в Бейруте или уедете в Москву?

Мы с мужем женаты практически год, и тема детей встает достаточно часто. На Востоке с этим не принято затягивать. Мне было бы проще рожать в Москве, там я знакома с хорошими врачами и имею представление о достойных медицинских учреждениях. С другой стороны, я прекрасно осознаю, что теперь мой дом здесь, и мне нужно адаптироваться и знакомиться со здешними особенностями. В Ливане хороший уровень медицины, самое главное – найти «своего» специалиста.

Вы счастливы в Ливане?

В моей жизни было много трудностей, и это научило меня одной важной мудрости: видеть хорошее в простых вещах и радоваться каждому прожитому дню. У меня много идей и планов на будущее, я замужем за потрясающим мужчиной, и мы каждые выходные отправляемся на покорение новых уголков Ливана. Я действительно счастлива!

Другие материалы рубрики
Отключить
автозагрузку
×