Как и чем живут диджитал-мамы
3 Апреля

Как и чем живут диджитал-мамы

Они выходят на связь уже из роддома, не ограничивают детей в пользовании гаджетами и укладывают ребенка спать с телефоном в руках. Это ненормально? Наверное, да. Но они — диджитал мамы. Мы нашли четырех девушек, которые согласились откровенно рассказать о том, как они выстраивают свои отношения с гаджетами и детьми и насколько ощущают себя зависимыми от телефона и компьютера.

Что значит быть диджитал-мамой?

Катя Тавризян: Диджитал-мама — это зверь с двадцатью руками и пятью головами, который живет в мобильном телефоне, но при этом существует и в реальности. Такая мама может сварить суп, ответить на вопрос ребенка, почему небо синее, а дерево зеленое, и параллельно ответить на сто рабочих вопросов в своем гаджете.

Таня Иванова: Быть диджитал мамой значит уметь так распоряжаться временем и планировать свое время, чтобы с ребенком быть максимально не диджитал.

Эльнара Петрова: Быть диджитал-мамой — значит быть свободной от принятых моделей и строить свои.

Даша Манелова: Самое основное — держать границы. Понимать, когда ты на работе, а когда дома, с детьми. И вообще, в истории с нашим клиповым мышлением очень важно фокусироваться. И не забывать, что в один конкретный момент, ты прицельно можешь заниматься только одним делом. Даже в знаменитой материнской многозадачности все приоритеты расставлены точно.

В чем заключается ваша работа? Всегда ли вам надо быть на связи? Вопрос из серии про зависимость от телефона: как часто вы проверяете почту?

Катя Тавризян

Я — контент-менеджер в двух шоурумах Москвы. Плюс занимаюсь консультациями по ведению социальных сетей (SMM, все подводные камни составления контент-планов и так далее). Пару раз в неделю я снимаю в шоуруме раскладки, новые поступления, полученный материал обрабатываю и вставляю в контент-план как минимум на неделю. К тому же я тот человек, который следит за всеми комментариями: я отвечаю на вопросы о наличии или ожидаемом поступлении вещей в магазины, помогаю подобрать нужный размер или оформить заказ. В начале своей работы я могла быть на связи 24/7, но сейчас стараюсь после 19 меньше брать телефон в руки, а после 21.00 вообще уже не отвечаю на рабочие вопросы. Хочется отдыхать. Почту проверяю редко, у меня основное общение идет во всех мессенджерах.

Таня Иванова

В Hello blogger я занимаюсь общей стратегией развития и мероприятиями. Мы делаем образовательные мероприятия в сфере диджитал. Конечно, мне приходится постоянно быть на связи. Но я — противник бесконечной проверки почты и искренне не люблю и не понимаю людей, которые пишут по рабочим вопросам по выходным и после 21:00. Я считаю, что нужно уважать личное время.

Эльнара Петрова

Вот уже пять лет я развиваю свой бизнес — коммуникационное агентство, мы работаем на SMM-рынке, ведем официальные сообщества брендов, также два раза в год запускаем онлайн-курс «Школа SMM-специалиста». Еще один мой проект — подкаст «SMM без котиков» (500 тыс. прослушиваний). Работа сильно завязана на коммуникации, но это не значит, что я в сети 24 часа в сутки. Стараюсь организовывать занятость блоками: например, час в день трачу на вычитывание текстов, час на разбор почты, час на обсуждения с коллегами, два часа на встречу с клиентом (с дорогой), два часа на спорт и так далее.

Даша Манелова

У меня агентство по продвижению в инстаграм Bright mind. Мы ведем аккаунты, пишем стратегии. У меня есть школа предпринимательства в инстаграм. Я часто на связи, особенно в рабочее время, но при этом не круглосуточно. Я ввела внутренние правила — не отвечаю на сообщения после 20.00 и в выходные, сколь бы срочными, интересными и важными они не были. Потому что это такие границы, которые необходимо выстроить сразу. Теперь я предупреждаю об этом клиентов, чтобы не было вопросов. Почту проверяю регулярно, но в основном все мои договоренности в переписке в социальных сетях. Может быть здесь мне проще.

Как вы совмещаете работу с воспитанием детей? Ходят ли дети в сад и есть ли у вас няня?

Катя Тавризян: Да, конечно, я совмещаю работу с воспитанием детей. Так как я фрилансер и по большей части моя работа — это компьютер дома, а вне дома моя работа вся сосредоточена в телефоне, то можно сказать, что я и работаю и мамствую нон-стоп. Мы просыпаемся с мальчиками в семь утра, завтракаем, они сами одеваются, пока я допиваю свою законную чашку американо. Не обходится без криков вроде «Мама, спаси, Миша меня лизнул в лоб…» или нервного «Дурацкие брюки, я хочу недурацкие! Мааааааам!». Потом мы идем в сторону школы старшего (2 класс), на полпути отпускаем его и идем пешком или едем на самокате, когда тепло, в сторону детского сада младшего. В 8.40 я уже свободный человек. Примерно в 9.00 я снова наливаю кофе и сажусь за компьютер, либо собираюсь на съемку.

Помощников ежедневных нет. Мы с мужем попеременно занимаемся домом и детьми. Подстраиваем свою занятость, совещаясь и обсуждая графики друг друга. Хорошо, что наша работа позволяет это делать. По выходным дети уезжают в лес к бабушке и дедушке, везут им пирожки и кусочек маслица, а мы с мужем продолжаем работать.

Таня Иванова: У меня практически не было декретного отпуска в привычном понимании этого слова: через сутки я уже отвечала на почту, через пару дней полноценно подключилась к проектам, а первые рабочие встречи провела, когда Еве было пару недель.

Сейчас мои основные помощники — муж и родители. Мы живем в соседних домах, поэтому у моей дочери всегда есть выбор, куда пойти после сада — домой или к бабушке. Дополнительные занятия Евы тоже в шаговой доступности. Это очень экономит время и позволяет нам постоянно «подстраховывать» друг друга.

Эльнара Петрова: У меня дочь Мирослава, ей два с половиной года. Когда ей исполнился год, я вышла на работу в офис. Тогда же мы нашли няню, которая выходит на работу по будням с 10.00 до 19.00. Если нужно, на выходных помогают бабушки. Мирослава не ходит в детский сад, она два раза в неделю ходит в бассейн и один раз в неделю на занятия балетом. На занятия ее водит няня, бассейн находится рядом с домом.

Два-три раза в неделю я хожу в спортзал, один раз в неделю на массаж. Я не делаю то, что могу не делать: например, не навожу порядок, не мою дома полы, не глажу, не готовлю, не оплачиваю счета. Моя задача — только поддерживать порядок. Для кого-то это может прозвучать дико, но в случае с моим уровнем загруженности — это единственный способ жить полной жизнью, то есть не забывать про свои интересы и находить время читать книги.

Даша Манелова: Я совмещаю работу с воспитанием детей. Первый год после рождения дочери, ей сейчас год и два месяца, а сыну шесть лет, я работала дома, с ними двумя. Мы просыпались, я делала какие-то ответы на почту и все остальное. Потом, когда дочка засыпала, я садилась за компьютер, сын садился за свои игрушки. Так собственно и жили. Практически год прошел, и я и дети поняли, что мы устали. Я решилась на изменение уклада жизни. Поэтому сын сейчас ходит в садик, а дочери я взяла няню на три дня в неделю. Теперь у нас все складывается.

Какие отношения с гаджетами у вас дома? Разрешаете ли детям пользоваться? Или наоборот ограничиваете?

Катя Тавризян: У старшего есть планшет, мобильный и компьютер. Иногда он впадает в зависимость от гаджетов и приходится его ограничивать. Но он знает, что в будни компьютер можно включать только, если сделал все уроки. А у младшего ребенка нет зависимости от гаджетов, здоровый интерес.

Таня Иванова: У Евы есть планшет с мультфильмами и играми, ее игры есть также у меня на телефоне. Мы не запрещаем ей играть или смотреть видео на YouTube, но всегда предлагаем альтернативу. И пока наша дочь выбирает прогулки на площадке, а не летсплеи. Я считаю, что глупо ограничивать детей, мы живем в мире, где технологии развиваются слишком стремительно, и дети должны учиться пользоваться этими технологиями, должны учиться интернет-гигиене, а помочь в этом им могут только родители.

Эльнара Петрова: Я не ограничиваю, но и не поощряю. Стараюсь не создавать культ гаджетов — это рабочие инструменты. Могу показать отрывок видео, запустить аудио, показать фотографии или сделать их. Телефон помогает в дороге, когда нужно занимать ребенка продолжительное время.

Даша Манелова: С гаджетами отношения довольно сложные: я постоянно в телефоне в рабочее время. Детям мы иногда разрешаем пользоваться, но в основном старшему сыну. Маленькая пока не интересуется, и чаще играет в «ало-ало», ее это очень веселит. Никаких гаджетов за столом, никаких гаджетов до завтрака. Детям мультфильмы не больше часа.

Можете ли позволить себе быть без связи, не зная, где лежит телефон? Как долго?

Катя Тавризян: Мне тяжело быть без связи. У меня повышенная тревожность, начинает казаться, что именно в этот момент все самое важное и происходит в моем телефоне. Но иногда практикую детокс и на день могу выключить телефон.

Таня Иванова: Это моя мечта. Я очень хочу провести пару дней там, где нет связи, забыть телефон и уехать на дачу. Но пока было бы неплохо просто остаться на выходные дома (я очень много времени провожу в командировке).

Эльнара Петрова: После 19.00 в рабочие дни могу проверять телефон один раз в час, если знаю, что нет ничего срочного.

Даша Манелова: Я недолго позволяю себе находиться без связи. Во-первых, начинаю нервничать, во-вторых, у меня строго определенное расписание дня с приоритетами, что и когда я делаю. И я стараюсь в эти приоритеты укладываться. Только в выходные могу себе позволить не брать телефон вообще.

Случались ли конфузы? Например, ребёнок просыпался во время вебинара или отправлял рассылку, завладев телефоном?

Катя Тавризян: Был случай, когда я пошла в душ, а телефон лежал на столе. Ребенок ответил на звонок клиентки. Поговорил с ней. Обсудил что-то и они попрощались. Клиентка потом рассказывала, какой он у меня милый.

Таня Иванова: Такого конфуза, как с профессором, у которого дети ворвались в прямой эфир, у меня не было. Но бывало, что дочь отправляла непонятные сообщения в чаты незнакомым людям и звонила по первому номеру в телефонной книге.

Эльнара Петрова: Был случай, когда муж забыл, что нужно посидеть с ребенком, а мне нужно было ехать читать лекцию. Я была готова ехать с ребенком, уже придумала, как буду развлекать её во время лекции, но тут на помощь успела прийти бабушка.

Даша Манелова: Была история, как раз в те времена, когда дети еще работали со мной. У меня был важный созвон с клиентом. Сын сидел с дочкой, и они устроили концерт: «мама, мама, мама». Дочь подпевала. В квартире стояли крики и вопли, и мне пришлось прервать мой скайп-разговор. С клиентом мы потом не сработались. По поводу вебинаров: дети регулярно ко мне приходят. Я извиняюсь, иду кормить, отвлекаюсь. Или вот однажды дочь пришла и забралась ко мне на руки. Но никакого негатива в связи с этим не происходит.

Что вы делаете вместе с детьми? Укладывать ребенка спать с телефоном в руках — это нормально?

Катя Тавризян: Раньше всегда укладывала детей с телефоном в руке. Мне нравилось, что я вроде как и дело полезное делаю и могу читать электронный вариант любимой книги. Пару раз я роняла телефон себе на лицо. Но однажды старший сын сделал мне замечание: давай, когда ты укладываешь нас, ты больше не будешь светить своим мобильным нам в лица.

Таня Иванова: Я всегда стараюсь укладывать дочь спать. Даже специально выбираю рейсы глубокой ночью, чтобы она засыпала рядом со мной. Но я укладываю ее с телефоном в руках. Это плохо, конечно, но я раскидываю почту, пока она слушает сказку и держит меня за руку, составляю план дел на следующий день, чтобы не тратить время после, а побыть хотя бы немного с мужем.

Эльнара Петрова: Я купаю, укладываю, кормлю ребенка завтраками и ужинами, читаю, иногда запускаю совместные трансляции ВКонтакте, мы каждый день вместе обсуждаем события дня, собираем игрушки, выбираем платье, которое Мирослава наденет утром. Главное — я каждый день говорю, как люблю её и, если теряю самообладание и веду себя некорректно, прошу прощения. Знаю, что Мирослава меня понимает, она чувствует мою искренность и, значит, мы можем договориться. Мне кажется, нормально все, что не мешает выстраивать здоровые отношения.

Даша Манелова: Вместе с детьми мы читаем, играем. Во время рабочего дня, когда у нас няня, но ребенок сказал, что ему нужно внимание, подошел обняться — я все бросаю и уделяю время ему. Укладывать ребенка спать с телефоном — нормально, потому что зачастую, когда дети ложатся, я и сама ложусь, а засыпая, читаю книгу.

Лучшее образовательное приложение для планшетов и смартфонов?

Катя Тавризян: У старшего в телефоне сейчас только игры. Всякие зомби, покемоны и прочая нечесть. Когда он был маленьким, то очень любил развивающие приложения с Лунтиком, где нужно было писать буквы, указывать, где, какой цвет. Я считаю, что он алфавит выучил в пять лет, благодаря тем интерактивным приложениям.

Таня Иванова: Ева играет в совершенно обычные приложения: одень, собери пазл и так далее. Но мне очень нравится Virry —образовательное и развлекательное приложение, позволяющее наблюдать за животными в зоопарке, играть с ними.

Эльнара Петрова: Не пользуемся сейчас такими приложениями. Если нужно отвлечь, открывает приложение «Граффити» ВКонтакте — там можно рисовать.

Другие материалы рубрики
Отключить
автозагрузку
×