Катя Земцова: Москва, Петербург, Лондон — жизнь на три города
30 Января

Катя Земцова: Москва, Петербург, Лондон — жизнь на три города

Катя Земцова — директор компании Elephant Prodution Management, которая кроме продюссерских проектов представляет международные гостиничные бренды на российском рынке, такие как, например, отели Астория, Англетер, Rocco Forte Hotels. А это, как вы понимаете, крупная игра: бизнес-переговоры, бесконечные командировки и светские мероприятия по всему миру. И жизнь, фактически, на три города: Москва-Петербург и Лондон, где живет семья Кати. Мы встретились, чтобы поговорить о том, почему она так любит визитки, как удается сохранить с мужем доверительные и нежные отношения, как она воспитывает дочку, почему ей не совсем нравится школа Маши — девочка учится в Уимблтен-фай-скул, где нет мальчиков — и о самых интересных местах в Лондоне, где можно провести удивительный семейный уикенд.

Я давно не получала визитки ни от кого. Обычно теперь как-то все через whatsapp и telegram.

А я очень люблю визитки, я их храню, иногда перебираю. Я люблю, вообще бумажки.

Откуда такая любовь к бумаге? Это связано с тем, что вы работали в печатных СМИ?

Нет, знаете, я просто периодически писала как фрилансер для Vogue, для Tatler, для Condé Nast Traveler и других журналов. Это не моя профессия, это какое-то хобби, можно так сказать.

Я филолог по образованию. Я закончила классическую филологию в государственном университете Петербурга, СБПГУ, 5 лет мы изучали древне-греческий, латынь, я сама из Петербурга. И это такая, ну, наверное, культура книг, манускриптов, рукописей, папирусных свитков и, вообще, всего, что связано с этим знанием, зафиксированным на редком носителе.

Какую самую редкую книгу вы держали в руках? Или, может быть, это не книга была, а какая-нибудь рукопись. Помнится что-нибудь такое?

Слушайте, хороший вы вопрос задаете. Мы, вообще, работали постоянно с книгами и в то время (я так говорю, будто чувствую себя ископаемым). Я закончила университет в 2000 году, и тогда компьютер, в принципе, был не у каждого студента, я не говорю уже про интернет. И мы все ходили в библиотеку и, конечно же, читали Гомера, Цицерона, Вергилия, Аристотеля в оригинале, соответственно, на латыни и древне-греческом языке, в изданиях XIX века. Эти книги тогда составляли основу библиотеки любого образованного человека в Европе и в России.

А почему вы решили учиться на филолога? Вас родители направили?

Вы, знаете, нет. Я всегда хотела изучать основы основ. Хотя моя мама заканчивала русскую филологию, у нас дома была огромная библиотека и все вокруг интересовались гуманитарными науками. Но вот мой отец —математик, как и мой муж, кстати, кандидат физико-математических наук. Ну, в общем, как-то так получилось. И я перед поступлением размышляла, поступать ли мне на мат-мех или на филфак, и выбрала, в итоге, филфак.

Это ведь такие разные направления! Не просто, наверное, выбирать было?

А еще я хотела заниматься астрономией, была у меня такая идея-фикс, романтическая, довольно. Но в итоге, выбрала Гомера и Цицерона.

Не жалели никогда, что не выбрали математику или астрономию?

Мы, вообще, получили первоклассное образование, очень разностороннее, и все, что касается истории литературы, истории как истории, философии, языкознания нам преподавалось очень серьезно и нас учили думать, размышлять. Не смотря, на то что, действительно, большую часть, того, что я изучала я никак, вообще, не использую в своей профессиональной деятельности, я понимаю — это такая база, некий фундамент, на котором уже можно строить любое здание. Я в этом плане человек очень классический, консервативный, я считаю, что все-таки образование нужно давать очень фундаментальное, по качеству знаний, конкретно.

Как часто вы бываете в Петербурге?

Я живу фактически на три города. В Петербурге бываю каждые два-три месяца, мы работаем с отелями Астория и Англетер, это наши большие клиенты и партнеры. Вот недавно я была там на балу Пети Аксенова. До этого я там была в конце октября, а потом в начале ноября, в связи с 20-летием Rocco Forte Hotels. В моей компании Elephant Prodution Management два направления: продюсерское и пиар и маркетинг. В рамках последнего мы представляем международные гостиничные бренды на российском рынке или, как мы говорим, in the russian-speaking environment, то есть, в русскоязычной среде. Мы также занимается проектами, связанными с российской культурой, или с любым российским бэкграундом в Великобритании. Наш последний большой продюсерский проект —постановка русской версии спектакля «Аудиенция» Питера Моргана с Инной Чуриковой в роли Елизаветы II. Лондон-Москва, по обе стороны Ла-Манша.

Сколько у вас перелетов в месяц?

Я считаю, что на самом деле не больше, чем у среднестатистического лондонца. Потому, что Лондон — это, действительно, очень важный транспортный узел, географически. Те, кто более-менее работает в активной бизнес-среде, летают часто. То есть, купить билет и полететь в Бангкок завтра, или в Рио-де-Жанейро послезавтра — абсолютно нормальный темп жизни. В принципе, он сейчас становится нормальным везде, потому что ускоряются скорости, сокращаются расстояния. Лондон — это исторически столица самой большой в мире империи, которая просуществовала до 60-х годов 20го века. Огромная часть цивилизованного мира, от Южной Америки до юго-восточной Азии было под, не могу сказать, что под крылом, но имело отношение, так или иначе к Великобритании, поэтому здесь совершенно другое ощущение пространства и перемещения в этом пространстве. Я летаю пять-шесть раз в месяц, это привычно.

А вы в Москве жили?

Нет, я никогда не жила в Москве. Я жила и работала в Петербурге, потом, десять лет тому назад переехала в Лондон. И шесть лет назад я открыла офис нашей компании Elephant Production Management в Москве, то есть, появился офис. А в Лондоне компания существует уже девять лет.

Ваша дочка Мария, ей восемь лет, она учится в Лондоне. Потому что тут именно такое образование и подход, о котором вы говорите?

Мне нравится английское образование. Здесь дети начинают учиться в школе в четыре года. Сейчас Маша уже в четвертом классе в свои восемь с половиной лет. Точнее она учится уже пятый год, если считать нулевой класс «ресепшн». Когда Маше было три с половиной, за год до начала учебы у нее было четыре интервью, в три школы, а в нашу школу она должна была пройти аж два раунда.

Это частные школы или государственные?

Это частная школа. Уимблтен-фай-скул. Там учатся дети с четырех до восемнадцати, до вот самого последнего класса. В государственных учреждениях такой же подход. Только в государственную школу принимают по прописке. Поэтому вся география Лондона зависит от школ. Люди переезжают, меняют дома, квартиры и перебираются к тем школам, где они хотели бы, чтобы учились их дети.

Сколько стоит обучение?

В английской частной 15 тысяч фунтов в год. В русской школе выходного дня — 120 фунтов за семестр, в русской математической — 200 фунтов за семестр. Я не знаю, дорого это или нет, но это Лондон.

А ваша школа далеко от дома?

Мы живем в районе, где очень много хороших школ. У нас обычная частная школа, обыкновенная лондонская, при этом она в топе лучших по стране.

Туда может попасть любой желающий ребенок? Главное заплатить и пройти собеседование?

Нет. Дело не в том, сколько ты заплатишь. Ребенок должен пройти это собеседование и я, думаю, что эта школа, довольно, академическая, что нас с супругом вполне устраивало — мы хотели дать классическое, академическое образование.

Как проходят эти собеседования? По каким критериям отбирают детей?

Я, думаю, что они подбирают детей, которые способны выдержать определенную нагрузку, которые по психотипу вписываются в эту конкретную, школьную систему. Все дети разные, все школы разные. И эти интервью — они называют их ассесмент — разные.

Ну, например, какие там вопросы?

А я не знаю, мы не присутствовали. Маше было три с половиной года, она не могла это пересказать. Что-то они там делали, играли в кубики, может быть, какие-то буквы опознавали. Я, думаю, что они, действительно, смотрели, как дети умеют концентрироваться, как они взаимодействуют с другими детьми. Их собирали там целой группой и уводили. Родители сидели, кусали ногти и ждали, а дети реагировали по-разному: кто-то рыдал, впадал в истерику и не хотел расставаться с мамой и тогда приглашали придти в другой раз.

У вас дома много книг?

Катастрофа просто… экстракилограммы. Мы библиофилы.

Любите покупать новые книги?

Да, конечно, постоянно. И, к сожалению, мы с этими книгами не можем расстаться никогда. Ну вот сейчас я волевым решением отдала книги на русском языке. У нас была огромная детская библиотека. Я друзьям раздала книги для маленького возраста, потому, что Маша выросла и мы просто подумали — ну невозможно это хранить, надо, чтоб у книг была вторая жизнь.

А где в Лондоне можно купить русские книги?

В Отерстоунз на Пикадили есть большой отдел русских книг, в том числе детских. Знаете, но я там давно не была, поэтому боюсь вас дезинформировать. Это рядом с легендарным универмагом Fortnum&Mason. Раньше этот отдел занимал полтора этажа, большое, довольно, пространство и я почти уверена, что там есть и детские книги. Но я, конечно, привожу все из Петербурга и Москвы, потому, что уже многие мои друзья знают, что книга — это лучший подарок, мне дарят детские книги, самые разные.

Какую последнюю красивую книгу вы получили в подарок?

Пушкин с иллюстрациями Натальи Гончаровой: Сказка о царе Салтане. Замечательные иллюстрации, там еще в кармашек вложены листы для раскраски, но фактически это трафареты по рисункам художницы.

Маша любит читать?

У нас ребенок читает маниакально. Она всего Гарри Поттера прочитала в семь лет, на английском языке, просто книгу за книгой. Сейчас она читает дневники Анны Франк, очень любит детские детективы.

Вам нравится ее выбор?

По большому счету, я считаю, что, например, многие детские детективы —это абсолютный трэш. С точки зрения литературного качества я строга. И когда у нас была индивидуальная встреча с преподавателем, с ее классным руководителем, мы попросили, чтобы они это как-то отслеживали и на одну трэшовую книгу — это бульварная желтая литература — давали бы ей классику.

Строго, да.

Нет, нет, мы без фанатизма. Конечно, сбалансировано. Просто я понимаю, вот как человек может запойно играть в компьютерные игры, точно так он может читать всякий трэш и что лучше — читать трэш или играть в компьютерную игру. Не знаю

А как с книгами и чтение обстоят дела в британских школах?

Любовь к книгам детям прививают с самого начала. Это целая система: очень сложная система поощрения и перехода от одного уровня книг к другому.

Уровня книг?

Да, голубой, зеленый… по сложности чтения текстов, словарного запаса.

То есть, не как у нас техника чтения — чем больше успеваешь прочитать за минуту слов, тем лучше у тебя оценка?

Да, это другой подход в принципе. Это, вообще, отличие английской системы образования — здесь круто хорошо учиться. Каждому на своем уровне. Можно добиваться успеха и признания в «слабой» группе. Эта соревновательность всячески поощряется, и она очень органично прививается с маленького возраста. Я это вижу по Маше.

Дети в вашей школе получают оценки?

Нет, оценок нет, но есть этот переход с зеленого уровня на синий, например. А в конце года родители получают табель с результатами. В течение года, получается, сложно отследить уровень успеваемости. Оценивается все в динамике.

Что еще вам нравится в английской системе образования?

Раньше я всегда говорила, что наше образование впереди планеты всей. Но недавно мы дискутировали об этом с одной моей знакомой. И она говорит: «Знаешь, здесь если на занятиях физкультурой какой-нибудь плотный, не самый спортивный мальчик побежал и не перепрыгнул через козла, ему скажут, «молодец, ты попробовал, ну не получилось, в следующий раз получится». А у нас, сами знаете, как…

То есть, здесь говорят спасибо за то, что ты попробовал это сделать. Оценивают твою попытку, а не результат этой попытки. А то, что не приземлился ловко или, вообще, не оторвался, это уже не так важно. Главное, что ты постарался, приложил усилия и это, на самом деле, очень важно. Это, безусловно, уважение к личности ребенка.

Это просто другой подход. Нет муштры, нет принуждения. Хотя, конечно, дисциплина и строгость присутствуют.

Детям самим нравится учиться хорошо, верно?

Получается, что да. И, в принципе, если мы говорим о частных школах, там очень важно, чтобы были высокие показатели, академические, по количеству поступлений в хороший университет, хорошие сдачи тестов. В средней школе, в старшей школе и так далее. От этого зависит общенациональный рейтинг школы. И, в принципе, они пытаются всех детей подтянуть. А если кто-то не подтягивается, прощаются тогда, говорят — вам надо пойти в другую школу, не надо насиловать ребенка, это не его стезя.

Насколько я знаю, в школе у Марии учатся только девочки? Ожидание и реальность такого формата обучения совпали?

Да, только девочки. Сначала мне это нравилось, а сейчас возникли сомнения. Мне казалось, что все в спокойном климате, без отвлекающих моментов занимаются своим делом. А сейчас я понимаю, что женский коллектив, девчачий коллектив — это просто гадюшник. Девчонки злопамятны, они будут дуться месяц, мальчишки же подерутся и забудут.

Может еще от возраста зависит?

Это свойство просто, мне кажется, человеческой натуры, женской и мужской. Мальчишки после драки уже на следующий день будут все вместе гонять в футбол, стрелять из рогатки, хулиганить… Тут же начинаются все эти, как моя мама говорит, обезьяновождения: кто что сказал, куда посмотрел, кто с кем играет, кто с кем не играет… Вечные разборки! И это никак не балансируется живой мальчишеской энергией. Это так. Мальчики развиваются по-другому, другими темпами, это понятно. И мне такая атмосфера не нравится. Я это чувствую, я это вижу.

Маше там еще десять лет учиться, еще пубертат впереди. Что думаете делать?

Пока не знаю. Но то, что мне рассказывают про школы-пансионы, где в женских коллективах практикуется дедовщина среди девочек 12-13-14 лет, пугает еще больше. Очень жестоко и страшно.

Но, с другой стороны это не пансион.

Да, наша школа прямо за углом. Что, кстати, большая роскошь для Лондона — всего пять минут пешком.

Отпускаете ее самостоятельно ходить в школу?

Нет. В Лондоне дети могут ходить по улице одни только с 11 лет. В любое время. Это по закону. А дома не рекомендуется оставлять детей одних до 13 лет.

Совсем по-другому у вас тут все, конечно…

Да, разница даже с другими европейскими странами. Во Франции или Швейцарии можно совершенно спокойно ребенка отправить через дорогу за круасанами. Здесь это невозможно.

И все же: останется Маша с школе для девочек?

Посмотрим. Вы, знаете, для меня главный показатель — это степень счастья у ребенка. Школу она обожает.

Все эти разборки ей, может, и не интересны?

Ну, она там пытается с кем-то как-то подружиться…Сложно, потому что стали появляться разные группировки — то с одной начинает дружить, то приходит новая девочка, она оказывается «коварной», группа подружек распадается…

Похоже на ваш бизнес, нет? У вас много женщин в коллективе?

У нас только девочки и работают, особенность индустрии. Но у меня партнер мужчина, например, Ваня Панфилов, с которым мы дружим и вместе работаем больше десяти лет. А с другой стороны, особенно в России, женщины считаются первоклассными работниками, и об этом все экспаты говорят.

А что говорят? Трудоголики или гиперответственные?

И то, и другое. Я читала недавно статистику, очень интересную. Россия впереди и Америки, и Европы по проценту женщин среди руководящих позиций. В этом плане Россия, как ни странно, невероятно эмансипированная страна.

Это, вы считаете, информация со знаком плюс?

Это факт. Не знаю, плюс это или минус. Думаю, это связано с демографическим причинами, в первую очередь, так получилось.

Последствия большой войны, вы об этом?

Конечно, да. Понимаете, ведь какими мамами и бабушками воспитаны наши женщины. Это определенные ролевые модели, которые, естественно, накладывают отпечаток уже через поколение потому, что были эти бабушки, эти мамы, которые все на себе тащили всю жизнь. Но, надеюсь, что это изменится.

Надеетесь, а сами работаете непрерывно?

Я просто не могу уже не работать, это невозможно, мне кажется.

А пробовали?

Я честно просидела с Машенькой один год, как бы я не ходила на работу, но делами занималась, вела разные проекты, консалтинг. Свой бизнес я зарегистрировала на восьмом месяце беременности. Большое мероприятие в Москве я делала на седьмом месяце и для меня это было нормально.

Вы хотите еще детей?

Нет, вообще, не хочу. Наверное, потому в моей семье были я и два младших брата. Я нянчилась с ними, и это даже не обсуждалось. Я была очень горда, и радовалась, и счастлива была заниматься ими в то время. Нанянчилась. Не знаю, мне и так хорошо сейчас.

А вам кто помогает в воспитании дочки? Ну, кроме супруга.

Нам повезло, у нас две бабушки абсолютно гениальные по желанию вкладываться в ребенка, по-настоящему заниматься.

Не противоречат их взгляды вашим?

Вообще, нет.

Здорово, действительно. А где они живут?

В Петербурге. Когда Машенька родилась, у нее даже было три прабабушки. Сейчас их уже не стало, но она их помнит, она с ними общалась, зафиксировала их.

Это богатство.

Да, это абсолютное богатство. И, вообще, я стараюсь ее чаще возить в Россию, в Петербург. Реже в Москву.

Что вы ей рассказываете, что она знает про Россию? Она чувствует себя русским человеком?

Нет, она чувствует себя и такой, и такой. Она ходит в русскую школу, у нее свободный русский язык. Это связано с тем, что дома говорим только по-русски. Мы очень много смотрим советского классического кино. Вот она буквально пару дней назад попросила показать ей «Обыкновенное чудо». Она до этого прослушала диск Евгения Шварца, вспомнила и попросила заново показать. Я считаю, что это очень важно и это происходит, естественным образом, мы ничего ей не навязываем. Я благодаря ей, просмотрела всю советскую классику. Мы это делаем всей семьей. Она знает, что это такой классный способ провести время вместе: мы выбираем этот вечер, заранее обсуждаем детали, она должна сделать уроки, потом мы согласовываем фильм.

Маша в какой-то момент полюбила фильмы про советских школьников. Естественно, я ей все рассказываю, про пионеров, про октябрят, про стенгазеты, наверно, про какие-то вещи, которые и российским школьникам сейчас не все известны. Она все это знает.

Как еще вы с дочкой проводите свободное время?

Например, мы любим гулять в Ричмонд-парке, вернее бегать с фото-ружьем за оленями. Там можно встретить целое стадо оленей.

Этот парк за городом?

Ричмонд-парк — это один из королевских парков. Мы очень часто, когда я бываю в Лондоне, ездим с ней за город. И это всегда воскресенье. В субботу она учится весь день, у нее с утра математическая школа и программирование, потом русская обычная школа, то есть, она занята до 4-5 часов.

О чем вы говорите во время прогулок? Вы вообще близки с ней?

Вот на этой прогулке, например, у нас был серьезный разговор. Она мне говорит: «Мама, (это мне по-русски она говорит, я сейчас просто цитирую) ты понимаешь, я как белая ворона, никто не понимает мой настоящий…» и тут она сказала, слово «персонаж». Перепутала с «характер». «Мне сложно найти настоящего друга, а я так хочу настоящего друга».

А как у Маши отношения с папой?

Папу она просто обожает. Она с нами обоими близка. У нас есть такое золотое правило, я, вообще, считаю, что золотое правило педагогики и это надо всем родителям напечатать и, пока дети не умеют читать, повесить на холодильник. Никогда один не перечит другому в присутствии ребенка. Никогда. То есть, даже если я с чем-то не согласна, я промолчу.

Вы только дома такая? Или на работе тоже?

Только дома. Я стала гораздо более жесткой, в силу разных потерь, предательств и неудач, разных потрясений и стрессов. А дома… мы смотрим в одну сторону. Я тоже где-то об этом недавно вычитала, что, в принципе, в любом деле, в бизнесе, в семье нужно выбирать себе партнера, с которым ты, абсолютно, совпадаешь по жизненным ценностям. Это самое важное, что может быть. И я в этом все больше убеждаюсь. Перекрутив всех важных людей по жизни, я понимаю, что так оно и есть: если ценности главные совпадают, то про мелочи можно уже не беспокоится. А мы с мужем очень легко уступаем друг другу, секунд тридцать можем посомневаться и сразу уступаем.

Я могу вспылить, но у меня муж очень спокойный, уравновешенный. Мы не ругаемся, не выясняем отношения, даже не спорим. Если есть какой-то вопрос, он очень быстро обсуждается, мы быстро находим компромисс, либо один соглашается с другим. Понимаю, что я сейчас очень не по-английски себя веду — у англичан не принято хвастать ни детьми, ни семьей, ни какими-то личными достижениями…

Англичане детей своих, вообще, хвалят?

Они будут, конечно же, подбадривать. Вообще здесь с детьми общаются гораздо более уважительней, чем в России, нет такого хамства по отношению к детям, которое меня все больше и больше коробит.

А где грань между хамством и строгостью?

Ты можешь ребенка ругать. Но без оскорблений и унижения личности. Я вот очень строгая мама. Маша это знает. Со мной лучше не шутить. Уже сейчас она понимает, когда я расстроена и уже через две минуты прибежит и скажет: «Мам, ну, все, вот сейчас я сяду играть гаммы». И мы с ней договоримся.

Катя, топ-5 мест в Лондоне и окрестностях, для семейного отдыха?

1. Ричмонд-парк. Там 300 оленей, вход бесплатный, приезжаешь, идешь и гуляешь, можно и на велосипедах. Это просто волшебный отдых на природе в городе. Гуляешь, любуешься ландшафтом. Там есть большая деревянная детская площадка со всякими качелями и лазалками. Это бывшее охотничье угодье, самое большое по размеру. Вообще, Лондон — один из самых зеленых мегаполисов в мире. Здесь большое количество скверов и маленьких парков. Здесь принято гулять, причем, гулять большой компанией из нескольких поколений, в любом подобном месте ты видишь: идут бабушка, дедушка, их дети и их внуки.

2. Зимой здесь много мест для катания на коньках: классический каток у Национального Музея рядом с музеем Виктории и Альберта, Сомерсет-хаус прекрасный каток, Кемптен-форт — роскошный каток за городом. И Тауэр Лондон.

3. Дети обожают лондонский Музей науки! Там очень много интерактива: можно почувствовать землетрясение, заглянуть в жерло вулкана, испытать на себе атмосферное давление — масса тактильных и наглядных впечатлений. Есть игровая комната, где можно ставить эксперименты, наблюдать за физическими явлениями. Там и взрослым будет очень интересно.

4. Загляните в отель Brown's Hotel в районе Мэйфер, рядом с Пикадилли, на классическую чайную церемонию five o'clock: как полагается, у камина, с этажерочкой со сдобными булочками и взбитым сливочным маслом с джемом.

Правда надо заранее забронировать столик, потому что сюда сложно попасть — место очень популярное. Это первый пятизвездочный отель Лондона, его отличает совершенно особая атмосфера. Королева Виктория, Агата Кристи, Редьярд Киплинг, Теодор Рузвельт — список знаменитых гостей длинный.

5. Еще обязательно Королевские ботанические сады Кью — это совершенно фантастическое место, огромный парк, где расположен института растениеводства и ботаники. И там пару лет тому назад построили дорожку по верхушкам деревьев — ты поднимаешься и идешь от дерева к дереву, смотришь на окружающий мир с высоты птичьего полета. Дети просто в восторге.

Другие материалы рубрики
Отключить
автозагрузку
×