Интервью с Германом Бего, режиссером первого иммерсивного театра для детей
28 Сентября

Интервью с Германом Бего, режиссером первого иммерсивного театра для детей

Герман Бего, молодой папа и режиссер-постановщик спектакля по басням Крылова, который проходит на территории «Городской фермы» на ВДНХ, и о котором не говорит сейчас разве что самый ленивый родитель. Мы встретились с Германом, чтобы разузнать о том, какие они — современные дети, как находить к ним подход и прививать любовь к русской классике на понятном для них языке. А еще о том, как ему пришла в голову идея создать первый в своем роде иммерсивный Трогательный театр для детей.

Герман, Трогательный театр на «Городской ферме» — это действительно первый в России театр, где можно увидеть иммерсивный спектакль для детей?

Да, это первый в России иммерсивный театр. Иммерсивные спектакли для детей уже ставились в Москве и Санкт-Петербурге. А вот театра еще не было.

А какие это были спектакли, например?

По-моему «Малыш и Карлсон», если я не ошибаюсь. Но я, если честно, на них не ходил. Я имею отношение к более взрослому театру. А к детскому формату я пришел, потому что у меня родился сын. Сейчас ему пять лет и мы читаем с ним книги, читаем Пушкина и Крылова, например. Вот я и захотел в этом направлении реализовать свои творческие амбиции.

А в других странах есть подобные театры?

Трогательный театр единственный в своем роде в мире — ещё нигде пока нет иммерсивного театра для детей. Вот именно такого как у нас сочетания, не просто спектакля.

А почему вы решили сделать именно иммерсивный театр?

Потому что, что такое иммерсивность? Иммерсивность — это следование. Сам зритель выбирает себе путь следования: он может посмотреть сначала одно произведение, потом другое, или выбрать по карте то, что ему нравиться, пойти туда, куда захочется и в течение определенного времени, зритель сам его, кстати, выбирает — полтора часа, тридцать минут, два часа — он сам складывает свое впечатление о Иване Андреевиче Крылове, о его творчестве и о той постановке, которую он сегодня посмотрел.

Как все начиналось? Почему вы выбрали в качестве площадки именно «Городскую ферму» на ВДНХ?

Наша постановка по басням Крылова очень интегрирована в природу. А здесь три гектара прекрасной земли и даже озеро есть. В мае этого года я пришел на «Городскую ферму» просто погулять. Это было как раз после постановки большого шоу с Верой Брежневой. Я подумал о том, что площадка здесь очень хорошая. Но это лишь контактный зоопарк, хоть и очень классный. Поэтому захотелось на эту площадку привнести, прежде всего, тему.

Что вы подразумеваете под темой? Разве контактный зоопарк — это не тема?

Да, но она одна.

А должно быть сколько?

Понимаете, я сейчас говорю не о идее. Я говорю о теме. Идея самого контактного зоопарка или даже «Городской фермы», или даже того предприятия, что было здесь в советском союзе — это все на тему посмотреть и ознакомить посетителя с животным и понять его функции. Потрогать его, услышать, покормить.

Но как дети должны понимать, где это животное находится, в какой системе координат, предположим, в их школьном и дошкольном образовании? Басни Крылова — это первый спектакль, который мы здесь поставили, где ребенок смотрит на козу или же ослицу, или осла, и он понимает, что этот персонаж играет в спектакле. Вот он. И он его в этот момент отождествляет, прежде всего, с тем произведением, которое он учит в школе или о котором в детском саду читает. А контактный зоопарк делает другие прекрасные вещи — прививает ребенку, прежде всего, любовь. В спектакле тоже любовь, но мы привнесли сюда тему, а значит и познание определенное. Поэтому в дальнейшем наши постановки так же будут связаны с иммерсивностью.

Давайте поговорим о сегодняшних детях и о вашем подходе осовременивать разные классические вещи, чтобы подавать их в адаптированном, именно для них, для их поколения, виде. В каких деталях вы стали это понимать, что дети сейчас другие?

Очень простая деталь. Смотрите, мы сидим за планшетом с моим сыном Федором. Ему сейчас пять лет. Мы смотрим тот или иной мультфильм или сказку. Она компьютеризирована, для него это всё, определенным образом, понятно. Но он живет уже не в том мире, когда сказка была сделана прекрасными мультипликаторами из «Союзмультфильма» 1967 года. Он живет в некоем другом мире. Он живет в 2017 году и общается со своими сверстниками по-другому.

Поэтому эта сказка не потеряет своей современности, если будет просто сказана на новый лад. Она должна быть немножко вклинена ему в мозг некими другими моментами.

Например, как?

Например, как стрекоза — это у нас современная певица, которую он видит, ту же Веру Брежневу, с которой он визуально знаком. Он теперь говорит: «Эта стрекоза как Вера Брежнева!». Понимаете? У него теперь есть определенная ассоциация.

Например, как стрекоза — это у нас современная певица, которую он видит, ту же Веру Брежневу, с которой он визуально знаком. Он теперь говорит: «Эта стрекоза как Вера Брежнева!». Понимаете? У него теперь есть определенная ассоциация.

Муравей. Почему муравей у меня мотогонщик? Феде просто нравятся мотогонки и он фанатеет от мотоциклов. Он говорит: «Ой, а такой муравей у тебя, я таких люблю». А затем он уже вспоминает басни Крылова. Тем самым эти басни становятся ближе, мы приближаем век 19 к веку 21.

Хорошо ли это, плохо? Родителями, на самом деле, это нравится, дети все в восторге. Я считаю, что спектакли можно и по классическому сценарию сделать: где стрекоза — это стрекоза, муравей — это муравей. Но в моем случае появляется как будто крючок, чтобы подцепить, например, моего Федора, для того чтобы он у меня спрашивал про муравья, про стрекозу, про козу, про моську.

Тут нет какого-то диссонанса между классической постановкой и более современной. Некоторые басни у нас идут как инсталляция. То есть, там нет актера. Например, инсталляция «Лебедь, рак и Щука». Здесь только озеро, фигуры лебедя, рака и щуки,лодка, чтобы модно гостям было покататься и голос автора — это Антоха МС, который читает басню.

Интерес у зрителей к таким инсталяциям меньше, чем к тем, где есть животные живые?

Нет. Антоха МС помогает, озвучивает, а родители, вспоминая, рассказывают басни детям. Я хочу добиться между родителем и ребенком взаимопонимания, взаимодействия. Мы же не просто дали сладкую вату ребенку и смотрим, наслаждаемся зрелищем. Я хочу чтобы родитель вспомнил.

Мне нравится, когда родителей просишь вспомнить любимую фразу из басни Крылова, они начинают думать, улыбаться. Окей, они начинают доставать свои планшеты или телефоны и искать в «Googlе». Это прекрасно, это нормально абсолютно. Они начинают вспоминать и говорить ребенку: «А это ты знаешь?». Тем самым мы чего добиваемся? Диалога. Диалога хотя бы здесь. Этот диалог может послужить отправной точкой диалога и дома и на других площадках. Поэтому здесь специально нет засилья актеров. Здесь их всего в проекте работает семь человек.

Вы сами выбирали — какие басни войдут в спектакль?

Басни выбирались мною. Соответственно, вы знаете, что у Ивана Андреевича Крылова есть и довольно политические сюжеты. Мы не хотели их здесь затрагивать. Мы взяли реально, школьную и дошкольную программу. Их все изучают. Единственное, басня «Свинья под дубом» не вошла. Но это из-за Роспотребнадзора. Ни одной свиньи вы в Москве не найдете. Потому что было определенное распоряжение после, вы знаете, какого гриппа. Поэтому делать из этого инсталляцию под дубом я не стал, мы её немножко пропустили.

Какие сюжеты нравятся взрослым больше всего?

Река и пруд, например. Здесь работает знаменитые трубач и танцовщица. Она река, он пруд, басню читает Вера Брежнева и здесь собирается очень много народа. Зависит многое от погоды, согласен. Но есть, например, специально выстроенный парус, так что даже в плохую погоду здесь идет спектакль. А на входе Иван Андреевич Крылов, ну то есть актер конечно, если надо, выдает вам зонтик.

Почему иммерсивные спектакли становятся все популярнее?

Понимаете, дело в том, что есть иммерсивность — это когда площадка сама диктует условия. Для таких спектаклей основа — есть всего лишь площадка. Для взрослых — это дом с комнатами, где мы ходим, составляем впечатление о произведении. Здесь же мы не имеем дома, здесь мы имеем несколько разные площади, куда мы заходим и получаем впечатления. «Городская ферма» — площадка семейная. А поиграть семьей все любят. А еще тут проводят мастер-классы, например, делают кукол из сена. То есть еще гости здесь работают. Над умом и сердцем.

Для чего тогда нужны сейчас современным детям такие театры как ТЮЗ, где почти нельзя шевелиться после третьего звонка?

Театр-коробка придуман ещё до нашего ТЮЗа, как вы понимаете, это было очень давно. Они до сих пор все существуют. Они дают непосредственно ребенку определенные условия: мы пришли в зал, мы купили билет, сели в кресло, посмотрели спектакль, тем или иным образом пошумели или не пошумели, хороший спектакль или не хороший спектакль. В таком театре вы никуда, в отличие от иммерсивного, не следуете, но вы следуете своему воображению. Такое тоже нужно.

Над чем вы сейчас работаете? Какой следующий спектакль?

Следующая тема наша — это сказки Пушкина, которые мы хотим представить на новогодние каникулы. С 15 декабря, я думаю, мы должны уже стартовать. Это тоже наши русская классика. К счастью, я читаю своему Феде такие произведения. Мне очень это нравиться. На самом деле я никогда не обращал на них внимания. Но потом стал задумываться: как привить мне ребенку любовь к русскому искусству? Сын у меня очень дефольклерный, вертлявый и не послушный. Ну как вот этому вертлявому молодцу привить нашу классику? Только лишь внедряя интересные и понятные современному ребенку моменты.

Ваш сын смотрит современные мультики вроде Свинки Пеппы и как вы вообще к этому относитесь?

Я не против свинки Пеппы и каких-то других подобных мультиков. Это всё масс маркет. Давайте будем говорить, что если мы своего ребенка хотите чему-то научить, мы должны показывать ему проекты, которые трогают сердце. А если что-то тронуло сердце взрослого, это значит, что ребенку абсолютно точно это тоже понравиться. Если сравнить с ритейлом, такие муьтики - это как H&M. Но мы же с вами хотим одеть ребенка, например, в Cristian Dior.

Расскажите, в какие театры ходят в Москве режиссеры с детьми? Что рекомендуете?

Родители, ходите, пожалуйста, и не с детьми в театры. Для того, чтобы понять, что есть театр сам по себе. Я понимаю, что есть определенный момент, когда надо оставить с бабушкой ребенка или что-то такое. Не бойтесь этого делать. Не посещайте глупых фильмов, не тратьте время, лучше сходите в театр на какой-нибудь взрослый спектакль. Когда вы будете в театральной атмосфере, пусть пока не с ребенком, вы будете насыщаться чем-то иным и потом передавать этот опыт детям.

Что-нибудь из последнего, что понравилось?

Театр Образцова. Там Сергей Образцов, это вообще мой кумир, с помощью кукол, стал доносить важные вещи. Это как Иван Андреевич Крылов — с помощью своих басен доносил некий другой смысл. Там и взрослым понравится: вы сможете в этих спектаклях найти какой-то глубинный смысл, а ребенку будет интересно своё. На Бауманской театр кукол. Тоже отличный старый театр. Там идут спектакли, кстати, на них реально не попасть. Там играют всего два актера. Это для совсем маленьких, это когда три года нам было, мы ходили.

А в своем Трогательном театре на «Городской ферме» на ВДНХ вы часто бываете с сыном?

Вообще театр у нас работает в пятницу, субботу и воскресенье. Мы с Федором часто сюда приезжаем. Он очень любит животных и вообще хочет здесь жить. Сказал, чтобы я устроил сюда охранником. Я призываю ваших читателей сюда приходить и проводить здесь время всей семьей. Конечно, у нас есть определенные цены на билеты. Но это для того, чтобы мы дальше делали спектакли. А еще у нас будет детская театральная школа, которую мы уже сейчас с актерами делаем, и скоро стартует осенний лагерь.

Другие материалы рубрики
Отключить
автозагрузку
×