Я ценю людей больше моркови: интервью с Александрой Боярской
3 Февраля

Я ценю людей больше моркови: интервью с Александрой Боярской

Я не знаю, что написать об Александре Боярской в трех коротких строках вступления к интервью, потому что описать ее или нашу беседу вкратце не получится никак. Так что просто читайте очень умное, тонкое, местами философское интервью молодой мамы, спортсменки и журналистки.

На Саше: костюм Vika gazinskaya; кроссовки Nike, на Эрике: кофта Uniqlo; штаны H&M

Красавица, активистка, спортсменка, мама, журналист... когда я стала рассматривать Ваши фото и читать интервью, мне показалось, что передо мной идеальная девушка, но явный перфекционист, которому и целого мира мало. Это так? Вечный поиск – Ваше кредо?

Совершенно наоборот. Удивительно, что так может показаться со стороны (смеется). Мне достаточно маленьких вещей и я не ищу ничего нового, но я открыта ему, этому новому. Когда открываешь окно – так или иначе ветер туда подует. Я совершенно точно не отношусь к перфекционистам, к тем, кому нужно много для счастья, к тем, кто вечно в движении. Я очень много рефлексирую на тему того, что вижу, видела, знаю. Я учусь новому, но это интересно именно потому, что новое в моей голове связывается с тем, что я уже знаю. Именно эти завязки и делают новый опыт словно бы продолжением одного процесса; это интересно. Мне перестало быть интересно пробовать, слепо пробовать новое, что угодно, абы что. Мне важнее глубже узнать то, что мне уже было интересно.

Вы невероятно откровенны со своими подписчиками в фейсбуке, помимо фактов из жизни (приятных и не очень), Вы делитесь огромным количеством личных мыслей. Это такая психотерапия? Не страшно нажимать кнопку “опубликовано"?

Возможность записать свои мысли зачастую помогает понять, что я думаю, как бы странно это не звучало. Процесс записи любой мысли делает её осознанной, и нажать кнопку “опубликовать” значит, так или иначе, сказать что-то важное. Я достаточно уверена в себе и своём внутреннем стержне, чтобы не думать про то, выгляжу ли я “хорошей” и “умной” из-за своих слов, вкуса, суждений, мнения. Мне интересно общественное мнение именно как общественное – интересно, какое я произвожу впечатление в общем и целом, но вряд ли это сильно повлияет на то, какая я. Мне важно чувствовать свою внутреннюю правоту и целостность того, что я объявляю своими ценностями, и того, как я поступаю. Я далека от идеала и чужое мнение помогает условной “работе над собой”. Но чужое мнение и общественное мнение – разные вещи.

Вы прославились благодаря своему увлечению спортом. Как в Вашей жизни появился бег? Это тоже было что-то вроде бегства в иную реальность?

Я не думаю, что я прославилась благодаря увлечению бегом. Я не думаю, что я прославилась, точка; я не думаю, что я была серой молью до того, как начала бегать. Я с 14-15 лет веду такие же личные записи в публичном пространстве. С бегом получилось так, как получилось, ровно из-за того, что у меня уже было какое-то условное имя, узнавание в своей среде и от этого мои личные записи о беге попались на глаза всей моей аудитории, условно. И моим друзьям и знакомым. Многими моими друзьями и знакомыми, по неслучайности, оказались журналисты, например – я пять лет провела в журнале “Афиша”, работала обозревателем и фоторедактором. Именно из-за журналистского прошлого и этого любопытства к жизни, умению видеть классное и новое в мире вокруг, которое появилось в редакции, история с бегом и получилась для меня такой. Бегства в иную реальность не было – скорее, возвращение домой. В тот момент я жила в Лондоне уже четыре года и не подозревала, что вернусь; а бег сделал возвращение осмысленным и неизбежным. Я этому очень рада.

На Саше: платье Loom fashion, на Эрике: плед OMAMImini

О насущном – насколько изменилась Ваша фигура за время тренировок? Сколько кг в минус и дополнительного рельефа?

Я не измеряю фигуру в килограммах, а только в том “нравлюсь себе/не нравлюсь себе”. До бега я не была тяжелее или “больше”, чем после – с бегом, с любой постоянной физической активностью, меняется состав тела, в большей степени, Там, где было мягко и иногда дрожало, стало упруго и больше не дрожит. Хотя сейчас сложно судить: после родов до своей самой лучшей беговой формы мне очень далеко. Мышцы тяжелее жира; так получается, что я могу сейчас быть легче, чем была до беременности, но не в лучшей форме. Я не увлекалась рельефами – прорисованные мышцы мне не кажутся особенно красивыми, на себе, по крайней мере. Мне кажется, что мне лично не очень идет. Бег не про это: бег про подтянутость и здоровье, а за рельефами надо идти либо в зал, либо делать направленные упражнения.

На Саше: брюки и пиджак studio Nebo

А ещё какой-то вид спорта параллельно практиковали/практикуете?

Я люблю йогу и плавание; плаванием занималась полтора года довольно серьезно, проплыла дистанцию в шесть километров и подуспокоилась. А йога просто приносит удовольствие от процесса и маленьких результатов, когда не можешь, не можешь, не можешь, а потом через месяц практики рррраз – и можешь.

Вы продолжали бегать во время беременности и кормления?

Во время беременности у меня совсем не было желания заниматься активным спортом. Ну как во время беременности: первые три месяца был токсикоз, потом была весна и я бегала, аккуратнее, меньше и реже, чем обычно, а потом было невероятно жаркое лето. В жаркую погоду с большим животом было вообще непросто, и бегать не тянуло. Плавать – да, плавать было здорово. Через два месяца после родов я снова начала бегать; тут можно опустить слово “снова”, потому что ощущения, словно я никогда не бегала. Это даже нравится мне, потому что начинать с нуля понятнее, чем искать точку в почти шестилетнем “беге” сложнее, чем точку отсчета. Запустила в приложении NRC программу тренировок для новичков, словно не было 5000+ километров, и постепенно возвращаюсь в форму.

На Саше: платье Loom fashion, на Эрике: плед OMAMImini

Я прочитала о Вашей болезни. В какой момент и как Вы узнали о ней? Вы писали, что Вам помогло в излечении/ремиссии принятие ситуации. Как Вы пришли к нему?

Мне диагностировали болезнь Бехтерева чуть больше двух лет назад; началось всё лет пять назад. Это аутоиммунное заболевание, и этот тип заболеваний не очень хорошо изучен. Никто точно не знает, что именно вызывает запуск процесса, но чаще всего это стрессовая ситуация, с которой человек не может справиться. Я точно знаю, какая именно стрессовая череда событий привела к Бехтереву; к сожалению, оказалось, что у меня есть генетическая расположенность, и достаточно было нескольких недель слёз, холода, недостатка света, дикого недосыпа, переживаний и работы, чтобы попасть в больницу. Ремиссия – тоже дело непонятное и сугубо индивидуальное. Сложно давать советы и даже делиться своим опытом в вопросах, которые так мало изучены медициной. Я знаю, что занятия йогой и плаванием, много сна и здоровое питание помогают; я верю, что любовь к себе и позитивный настрой помогают.

На Саше: брюки и пиджак studio Nebo

Вы не прекратили свои занятия бегом?

Я старалась находить тропинку между “нельзя” и “делает меня счастливой” – смотрела, что из “нельзя” мне важнее для счастья, чем возможные негативные последствия. Так и выплыла – бегать мне оказалось важнее, чем не бегать.

Как я поняла, в Вашей жизни много спонтанности и счастливых случайностей: и Ваше знакомство с мужем, а затем и появление Эрика в их числе. Вы не планировали ребёнка? Не мечтали стать мамой всю сознательную жизнь как многие девочки?

Я не мечтала стать мамой. Я мечтала стать собой. И счастливым человеком. Быть мамой – это про счастье и про меня. Но ещё про меня и бег, и возможность быть писателем, и журналистика, и фотографии, и работа. Про меня и про счастье – это зелёные деревья; природа; люди. Книги, поэзия, красота. Быть мамой – это очень здорово, но у меня никогда не было самоцели “стать мамой”. Я радуюсь, что есть Эрик. И что есть огромный прекрасный мир вокруг него, который я ему покажу, о котором я ему расскажу, с которым мне предстоит его познакомить. Думаю, что в моей жизни самое главное то, что у меня включена бессознательная интуиция. Бытовая магия: я была готова встретить Андрея и стать мамой, и оп, встретила, оп, стала. Это произошло в тот момент, когда я поняла, что я счастливый самодостаточный человек. Когда разобралась и в общем и целом согласилась с самой собой, что я себе досталась вот такая, и это хорошо. Когда накопила достаточное количество самой себя, чтобы не потерять это в материнстве.

На Саше: брюки studio Nebo

Как протекала беременность – период безоблачного счастья или страхов и сомнений (ну в большей или меньшей степени)?

Беременность и безоблачное счастье. Не знаю, кто это вообще придумал? Такое бывает? По-моему, нет. Это не столько страхи и сомнения в будущем, сколько непонимание, что произойдёт, непонятный статус в настоящем. Процесс ожидания чего угодно – довольно утомителен, будь это экзамен, день рождения, ключевой момент встречи убийцы с главным героем фильма или ребёнок. Ну и ассоциативный ряд, да? В процессе ожидания больше страхов, чем в том, чего ты ждёшь. Ясно, что страшит неизвестность. Больше всего беспокоило то, что нельзя беспокоиться, а я беспокоилась.

Эрик действительно изменил Вас и Вашу жизнь? Есть какие-то проекты и серьёзные шаги, на которые Вас вдохновило именно рождение сына?

Эрик изменил мою жизнь – пока ему нет и полугода, я явно не живу той жизнью, которой жила до беременности. Многое пока что остаётся за пределами досягаемости; но тут такая история… Эрик – это огромное счастье. Он, разумеется, самый лучший во всей Вселенной малыш, и я его очень сильно люблю. Люблю ужасно сильно. Это невероятно классно, что у меня внезапно непонятно как теперь есть самый лучший мальчик и он, по счастливому стечению обстоятельств, мой сын. Он меняет мою жизнь – потому что сама жизнь с появлением ребёнка меняется. Я серьёзнее отношусь к тому, что я могу делать, пока он такой крошка и у меня меньше возможностей куда-то часто ходить или отлучаться из дома. Я начала больше и серьёзнее писать; я наконец начала писать книгу. И я стала более ответственной в плане времени: тайм менеджмент хромает очень сильно, конечно, но я стараюсь с этим что-то сделать, чтобы научиться успевать что-то, кроме Эрика, книги и работы. Больше всего сейчас не хватает, прямо физически, внешней информации и красивого – большой природы и искусства. Но это вернётся.

Вы долгое время жили заграницей, а потом вернулись в Москву. Не жалеете? Не скучаете? Не думаете, что ребёнку расти там было бы лучше?

Я не скучаю по Лондону. Понятно, что с точки зрения страны – садиков, органической моркови, вежливости, атмосферы в стране, отношения к людям и детям – ему там было бы лучше. Но здесь у его родителей есть настоящие важные люди: друзья. И их дети, которые могут стать его друзьями. Я ценю людей больше моркови. Я очень неровно отношусь к нашему государству, и очень печалюсь от мысли, с чем придётся сталкиваться малышу каждый день – я про уровень культуры общения, отношение людей друг к другу. Но мои друзья и то, что я люблю – природа, байдарочные походы, дачное лето и самое главное – мой брат и его жена, и их дочь Ханна... они-то здесь. Мне бы хотелось, чтобы Эрик и Ханна росли рядом.

Если я правильно поняла, Вы работали вожатой в лагере Камчатка у Бахтина. Расскажите, каково это получить на месяц 20 детей?

Я не была вожатой. Я была во взрослой смене детского лагеря. Мы вели себя хуже детей, зачастую больше бузили и были сложнее. Детский творческий лагерь с взрослыми вместо детей – взрывоопасная ситуация. Эти две недели дали мне больше, чем все психотерапевты и книги о психологии. Эти две недели дали мне очень твердую уверенность в себе и своих возможностях. И ещё одного очень близкого друга, что во взрослой жизни бывает редко, и несколько – очень дорогих людей, которых я узнала ближе.

Расскажите о Ваших ближайших творческо-спортивных планах?

Мне сложно говорить о планах. Я решила, что до того, как Эрику исполнится год, я не буду говорить о планах и загадывать, чтобы потом не умирать с досады, что не удалось. Я хотела написать важную статью по работе и сделать презентацию вечером, но Эрик проснулся в 2 часа ночи и спал по 15 минут. Какие тут могут быть планы? Никаких. Тем больше я буду ценить то, что сделать всё-таки смогу. И если бы не Андрей – не думаю, что я бы что-то вообще делала. Маленьким малышом Эрик будет только один раз, и было бы глупо пытаться уходить в страшно времязатратные беговые тренировки или обещать себе дописать книгу за два месяца. А потом обнаружить, что я совсем не помню, каким малышом был малыш в полгода. Мне кажется, что первый год жизни маленького мальчика Эрика я лучше проведу с ним, и сделаю это своим приоритетом.

Вы знаете, что такое счастье? Можете его как-то описать?

Счастье – это возможность быть искренним, честным и смелым. Счастье – это когда есть любовь шире, чем к одному человеку; любовь и к себе, и к миру. Счастье – в красоте, в мелочах, в простом. Счастье невероятно сложная и простая субстанция. Его нельзя искать снаружи, но кто-то другой может помочь найти его внутри. Я думаю, что я очень счастливый человек ещё и потому, что умею остановиться и сказать себе это.

Стиль: Мария Пепелова
Прическа и макияж: Белый Сад
Фото: Лена Сарапульцева
Другие материалы рубрики
Отключить
автозагрузку
×